Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.

Холодной войны нет, и думать ее категориями ошибочно

Румен Радевфото: nytimes.comРумен Радев

Будучи болгарином, я могу сказать вам, что зарубежные новостные СМИ освещают выборы в маленьких европейских странах так, как преподаватель литературы читает шпионский роман во время летнего отпуска. Это приятное развлечение, отвлекающее внимание. А когда книга прочитана, можно быстро забыть ее главных героев, и неважно, если сюжетная линия запутается. Обычно это не проблема, но в будущем году проблемы могут появиться.

В 2017 году выборы состоятся не только в Германии, Франции и Нидерландах, но и скорее всего в Греции, Италии и снова в Болгарии. Это станет моментом истины для Европы. Социальные сети переполнены информационными вбросами и конспирологическими теориями, а ведущие средства массовой информации зациклились на кремлевском вмешательстве в электоральную политику западных демократий. Вмешательством Москвы объясняют все, что происходит на европейской периферии, да и в других местах тоже. Поэтому важно, чтобы люди правильно понимали ситуацию. Но сделать это будет нелегко.

Возьмем в качестве примера состоявшиеся в ноябре президентские выборы в Болгарии. Зарубежные средства массовой информации представили победу учившегося в США генерала ВВС Румена Радева, который выступал в качестве независимого кандидата, как очередной триумф российского президента Владимира Путина и еще одно доказательство его растущего влияния в Восточной Европе. Выборы в Болгарии почти совпали по времени с голосованием в Молдавии, которая избрала поддержанного Россией кандидата, и прошли в момент, когда появились сообщения о неудачной попытке пророссийского переворота в Черногории. Из-за этого многие пришли к выводу, что Россия возрождает свою традиционную сферу влияния.

Так ли это на самом деле?

Внешняя политика вряд ли очень сильно волнует большую часть болгарского населения, которое участвует в выборах. И по правде говоря, влияние Москвы в Болгарии не усиливается — оно существует здесь уже давно. Подавляющее большинство болгар положительно относятся к членству своей страны в НАТО, а тем более в Евросоюзе. Но по причинам исторического и культурного характера такое же подавляющее большинство не желает видеть в России врага. Поэтому неудивительно, что генерал Радев и его правоцентристский оппонент выступали за отмену санкций против России и за улучшение отношений с Москвой.

Я рассказываю эту болгарскую историю, потому что дебаты на тему мнимого вмешательства России в президентские выборы в США возродили представления о мире из эпохи холодной войны. Политические результаты в маленьких странах описывают и интерпретируют с позиций антагонистической игры между Россией и Западом по принципу «кто кого». В таком подходе есть три серьезных недостатка.

Во-первых, такой подход больше запутывает, чем проясняет. В 1970-х и 1980-х годах Запад высмеивал многих националистов из стран третьего мира, называя их коммунистами, хотя те боролись за независимость, но не за советский коммунизм. Соединенные Штаты со своими союзниками прилагали большие усилия и тратили массу энергии на борьбу с ними. Но неверное представление националистов коммунистами иногда превращалось в самосбывающееся пророчество: получив коммунистический ярлык, многие революционные правительства третьего мира становились по-настоящему просоветскими. Мораль этой истории такова, что нам не следует удивляться, если популистские партии и лидеры в Европе, которых постоянно клеймят позором, называя пророссийскими, на самом деле превратятся в друзей Кремля.

Во-вторых, разговоры о возвращении холодной войны становятся важным фактором усиления международного влияния России. Навязчивые идеи Запада о Путине стали одним из главных источников укрепления новообретенной мягкой силы российского президента. Если Москва, как сообщают многочисленные СМИ, в состоянии сфальсифицировать выборы в США, то маленькая Болгария, да и Франция, коль уж на то пошло, просто вынуждены поверить в то, что только Кремль может решить, кто у них будет следующим президентом. Сегодняшняя привлекательность России коренится не в идеологии, а ее сильном имидже. Если верить самым фанатичным оппонентам Путина, то этот человек все время побеждает.

И наконец, в глобализованном мире иностранное вмешательство в избирательный процесс неизбежно. Не только власть, но и частные лица взламывают электронную почту, распространяют ложные новости и теории заговоров, и пытаются подорвать репутацию зарубежных руководителей. Хакеры-одиночки и крошечные политические организации маргиналов легко могут взламывать серверы избирательных комиссий по всему миру. Мы вступаем в такой период, где подрывная деятельность становится частью международного соперничества, и многие гонятся за деньгами и славой, демонстрируя способность сеять хаос за пределами своих стран. В разговорах о новой холодной войне эта новая действительность просто игнорируется, потому что появилась тенденция считать подрывную деятельность делом рук государств. В результате возрастает риск чрезмерной реакции и конфликта. В мире взаимно гарантированной дестабилизации важнее всего проводить различие между подрывной деятельностью, которая инспирируется государством, и подрывной деятельностью, которая осуществляется этим государством.

Поэтому, если мы не хотим, чтобы 2017 год, как и 1917-й, стал русским годом в истории человечества, новостные средства массовой информации не должны придумывать грандиозные сюжетные линии, которыми объясняется буквально все. Вместо этого им надо искать детали, которые по крайней мере смогут объяснить хоть что-то. Так или иначе, даже в эпоху глобальных СМИ политика по-прежнему носит локальный характер.

Автор: Иван Крыстев — председатель Центра либеральных стратегий (Center for Liberal Strategies), постоянный научный сотрудник Института гуманитарных наук в Вене и автор статей для многих периодических изданий.

Источник: The New York Times, перевод: ИноСМИ.ru

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Orphus