Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.

Impressio: провальный рождественский бал едва не испортил отношения между Болгарией и Россией 111 лет назад

Impressio: провальный рождественский бал едва не испортил отношения между Болгарией и Россией 111 лет назадснимка: inosmi.ru
За съжаление, съдържанието на тази статия е достъпно само на руски език

В течение нескольких дней этот любопытный инцидент горячо обсуждался в светских и дипломатических кругах.

1908 год, прошло три месяца после провозглашения независимости Болгарии — события, которое задело ряд иностранных интересов. Незначительный, на первый взгляд, инцидент с участием семьи русского посла, царя и царицы Болгарии, болгарских офицеров и одной придворной дамы чуть было не вызвал международный скандал.

Женское благотворительное общество «Евдокия» было названо в честь болгарской княгини Евдокии и находилось под ее покровительством. В руководящий совет входили видные дамы столицы — жены министров, дипломатов, общественных деятелей. В 1908 году председателем организации была жена русского посла в Болгарии Ольга Сементовская-Курилло — женщина высокообразованная, благовоспитанная, пользующаяся взаимными симпатиями в кругах высшего общества столицы.

Каждый год в декабре общество устраивало ежегодный бал — один из самых почетных и хорошо организованных балов в Софии, куда стекались все сливки болгарской столицы и государства. Для организации бала в конце 1908 года руководство благотворительного общества приложило немало сил и стараний. Председательница заранее попросила Марию Петрову-Чомакову, придворную даму при Ее Величестве царице Элеоноре, спросить, когда лучше устраивать бал, и пригласить Их Величества удостоить его своим присутствием.

Царь и царица выбрали для бала первый день Рождества, 25 декабря. Организацией бала занималась Сементовская-Курилло, и при ее содействии русская императрица Александра Федоровна прислала для использования в качестве приза в благотворительной лотерее драгоценные вазы и другие ценные предметы. За пару дней до бала госпожа Сементовская-Курилло встретилась с Петровой-Чомаковой и спросила, приглашены ли Их Величества и придут ли они на бал.

— Все в порядке! — ответила придворная дама, и ее ответ успокоил председательницу общества.

Наступил день бала. Лихорадочно ведутся последние приготовления: дипломатический корпус, офицеры, чиновники, простые граждане спешат привести все в порядок. Однако около 6 часов вечера госпожа Сементовская-Курилло встретилась со Страшимиром Дубровичем, главой тайного совета царя Фердинанда, и спросила, будут ли присутствовать Их Величества этим вечером. Добрович ответил, что они не придут на бал, потому что не были приглашены должным образом. Его слова серьезно смутили председательницу — она была уверена, что приглашение было отправлено.

Тем вечером салон офицерского клуба рано стал наполняться гостями. Среди них был премьер-министр Болгарии Александр Малинов и министр торговли и сельского хозяйства Андрей Ляпчев. Все ждали царя — никто не знал, что произошло. Тем временем офицеры начали получать приказы — некоторые по телефону, другие на входе в салон — приказы вернуться домой и не присутствовать на балу, потому что царица не была приглашена.

Началась жуткая неразбериха. Дмитрий Сементовский-Курилло, русский посол в Болгарии, и его жена в шоке. Отсутствие царской семьи они восприняли на свой счет, решили, что болгарская чета взяла реванш за то, что 6 декабря того же года (в праздник святого Николая), когда в часовне при русском посольстве служился молебна в честь императора Николая II, имя царя Фердинанда не было упомянуто.

Австро-венгерский дипломатический представитель граф Иоганн Дуглас Терн-Вальсасина решил, что это ознаменовало политический разрыв между Болгарией и Россией. Многие этому обрадовались. Между Сементовским-Курилло и Александром Малиновым разразилось жаркое обсуждение. К одиннадцати часам пришел Добрович и принес денежную помощь в размере 500 левов, предоставленную Их Величествами для благотворительной деятельности общества.

Несколько дней после бала инцидент горячо обсуждался в светских и дипломатических кругах, все пытались найти объяснение, выяснить причину. Одни поговаривали, что царь и царица не были приглашены, потому что господин и госпожа Сементовские-Курилло хотели избежать неприятности обращаться к ним как к «Величествам», поскольку новое положение Болгарии — независимого царства — не было признано «Великими силами». Другие считали, что если приглашение не было отправлено, значит виновно все руководство общества «Евдокия», а не только председательница. Третьи осуждали приказ министра обороны генерала Данаила Николаева, запретившего офицерам присутствовать на балу. Четвертые уверяли, что не генерал, а его сын, поручик Николаев, едва услышав, что царица не будет присутствовать на балу, передал это коменданту Софии генералу Стефану Тошеву и посоветовал ему приказать офицерам воздержаться от посещения. Некоторые восприняли их отсутствие как бойкот против русского посла и вообще против всей русской дипломатии.

Этот инцидент и его возможные последствия, которые могли привести к нежелательному охлаждению и без того не слишком хороших отношений Софии и Петербурга, обсуждались во всех светских салонах. И все это благодаря, возможно, самому обыкновенному недоразумению при отправлении приглашения, которое, по мнению дворцовых кругов, должно было быть сделано официально, через официальных представителей общества.

Дмитрий Сементовский-Курилло решает уйти в отставку со своего поста дипломатического представителя России, а его супруга просит аудиенцию у царя и царицы, где она объясняет им всю ситуацию. Они же, в свою очередь, заверяют ее, что не придали особого значения вопросам этикета приглашения и не обижены.

Несмотря на это, руководство общества решает уйти в отставку. На совещании, созванном руководящим советом, в конце концов, приходят к выводу, что госпожа Сементовская-Курилло и другие руководительницы действовали правильно и корректно, и не виновны. Единогласно был вынесен вотум доверия, и отставка не состоялась.

Из-за подозрений, что именно Мария Петрова-Чомакова стала причиной недопонимания между царицей и благотворительным обществом, ее положение становится шатким. В дворцовых кругах стали думать, что она покинет дворец и ее место займет Султана Рачо Петрова.

После того, как благотворительное общество было признано невиновным, оставался вопрос, кому все же нужен был этот инцидент и почему он был создан. Это был очень важный вопрос, поскольку он компрометировал дворцовые круги и офицеров, которые по приказу начальства выступили против бала. Оправданы все, кроме офицеров!

Так и не выяснилось, кто именно дал приказ военным покинуть бал. Известно только, что он был дан от имени дворца. В качестве извинения перед Россией болгарское правительство стало рассматривать возможность сделать выговор или наложить штрафы на генерала Николаева и генерала Тошева. Дипломатические и политические круги сошлись на мнении, что целью всего этого было оскорбить русского дипломата и заставить его покинуть Болгарию. Таким образом, некому было бы отчитываться перед русским правительством о политических событиях в Болгарии и о новых проавстрийских настроениях.

Дипломатический корпус, оскорбленный действиями офицеров на балу, где присутствовали все дипломаты, в свою очередь принимает решение не посещать салон офицерского клуба и не присутствовать на офицерских посиделках и официальных мероприятиях. Таким образом, болгарские офицеры больше всех оказались втянуты в политические игры и пострадали от них, поскольку были использованы в качестве инструментов для чьей-то личной борьбы.

В качестве политического следствия случившегося стоит отметить, что правительство Турции отложило приглашение Андрея Ляпчева на переговоры, решив посмотреть, чем обернутся новые русско-болгарские отношения. На этих переговорах должны были быть урегулированы спорные вопросы между Болгарией и Турцией, и Турция должна была признать независимость Болгарии. И именно Россия до этого злополучного бала взяла на себя инициативу посредничества между странами для решения существующих конфликтов.

Со временем все успокоилось, про инцидент стали забывать. Посол России Дмитрий Сементовский-Курилло оставался на своем посту до 13 января 1911 года, до своей смерти в Софии после тяжелой болезни. Прощались с ним с большими почестями, а на поминальной молитве в русском посольстве присутствовали Их Величества — царь Фердинанд и царица Элеонора.

Источник: ИноСМИ.ru

Поделиться:
Читайте
новости:
Телеграмм Яндекс Дзен Вайбер Google Новости Яндекс Новости Фейсбук Твиттер Вконтакте Одноклассники