Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.

Митрополит Ловчанский Гавриил: украинский вопрос можно решить только на Всеправославном Соборе

Митрополит Ловчанский Гавриил: украинский вопрос можно решить только на Всеправославном Соборе

Проблему раскола на Украине можно решить только на Всеправославном Соборе. Константинопольский патриарх не имеет права единолично вершить судьбу другой автокефальной церкви. Об этом в интервью "России 24" рассказал представитель Болгарской православной церкви - митрополит Ловчанский Гавриил.

Аналитический Центр свт. Василия Великого представляет расшифровку интервью митрополита Ловчанского Гавриила.

Анна Балдина: Владыка, здравствуйте!

Митрополит Ловчанский Гавриил: Здравствуйте, госпожа Анна Балдина.

Анна Балдина: Во-первых, разрешите объяснить нашим зрителям, почему мы с Вами общаемся по-русски. В 80-е годы вы учились в Москве, затем там же возглавляли подворье Болгарской Православной Церкви, то есть, можно сказать, Россию знаете.

Митрополит Ловчанский Гавриил: После того как Византия попала под турецкое рабство, Господь воздвиг Россию как могучее государство для того, чтобы она стала защитницей Православия в мире. Это было и много веков назад, это продолжается и до сегодняшнего дня, потому что Россия — самое большое православное государство, [здесь] самая большая и могучая Православная Церковь.

Я писал кандидатскую работу до того как стал настоятелем подворья. Я защитил диссертацию в Троице-Сергиевой Лавре, и моя тема была — “Характерные черты и подвиги русских подвижников благочестия девятнадцатого столетия”. Так только за это девятнадцатое столетие я нашёл 450 великих подвижников, но их намного больше было. То есть это говорит о том, что эта Церковь была не только большой, но и шла по святоотеческому пути. И потому она помогала сохранить в мире и дух Православия, и физически сохранить Православие.

Господь воздвиг Россию как могучее государство для того, чтобы она стала защитницей Православия в мире

[Сегодня] очень много монастырей и храмов восстановили, много храмов построили, много священников духовных школ, и, конечно, в народе поднимается [вера], много людей пришли в Церковь, воцерковляются. В то время, когда был Советский Союз, верующие были исповедниками. Помню, первый раз зашёл в храм [в России], это было в Ленинграде. Я пришел утром в храм на раннюю литургию, было 38 градусов мороза, а храм был переполнен народом. Такого я не видел никогда в жизни.

Анна Балдина: Скажите, сколько православных сейчас в Болгарии?

Митрополит Ловчанский Гавриил: В 2001 году у нас была перепись населения, тогда кто желал — писал своё вероисповедание, а кто не хотел — не писал. Тогда 85% людей назвали себя православными, я думаю, это немало.

Анна Балдина: У Болгарской Православной Церкви история очень непростая. Я имею в виду и время Османского владычества. Могли бы вы напомнить кратко, как БПЦ получила автокефалию?

Митрополит Ловчанский Гавриил: В 1394 году, когда Болгария потеряла свою независимость и впала в турецкое рабство, автокефальная Церковь была уничтожена. Патриаршество, конечно, тоже было упразднено. Наша Церковь имела тогда экзарха — Тырновского митрополита, который был как один из многих митрополитов Константинопольской Патриархии. Было ещё Охридское епископство, которое параллельно существовало с Тырновской митрополией, его упразднили в 1767 году турецкие власти и присоединили к Константинополю. Таким образом Болгария не имела никакой независимости, не было никакой национальной Церкви. Но болгарский народ всё больше и больше желал вернуть свою автокефалию. Для этого было много причин.

У нас началось возрождение в XVIII столетии, и тогда особенно сильно народ вспоминал былую славу Болгарии и болгарской Церкви. И это наполняло, конечно, наших христиан желанием, чтобы снова, если не государство, то хотя бы Церковь была независимой. В 1860 году в первый раз в нашей церкви святого Стефана в Царьграде болгарский епископ отслужил литургию, не помянув цареградского патриарха. Это уже был первый шаг к тому, чтобы создать свою автокефальную Церковь. В 1872 году состоялся Собор, который установил экзархию, а в мае того же года эта экзархия была провозглашена автокефальной. Это, конечно, было без соизволения цареградского патриарха. По этой причине в этом же году, 16 сентября константинопольский патриарх наложил на нас схизму, которая длилась 70 лет, пока в 1945 году с помощью других Православных Церквей (особенно нам помогла Русская Церковь, особенно патриарх Алексий I, который очень ходатайствовал за нас) вселенский патриарх не снял схизму и признал автокефалию. В 1959 году мы провозгласили себя патриаршеством, которое было сразу признано некоторыми Православными Церквями, в том числе Русской, а в 1961 году этот факт признал и Константинопольский патриархат.

Анна Балдина: В 1992 в БПЦ был раскол. И интересно, что в то же время такой же процесс происходил и на Украине. Как Вам кажется, это случайность или закономерность?

Митрополит Ловчанский Гавриил: Мы тогда обсуждали это, и нам казалось, что эти события совершаются по одному и тому же сценарию. Те, кто писали этот сценарий, добивались одной и той же цели — подорвать духовную силу Церкви. И в этом отношении у нас и на Украине было очень похоже. Кроме того, [раскольники] очень надеялись, что если они будут выступать против коммунистов и России, то они очень понравятся Западу, и Запад им поможет. Но Господь судил иначе.

В Болгарии пришла иная власть, которая хотела найти истину. Тогда [раскольники] пошли на последний шаг — они подали в Страсбургский суд. Они насчитали, сколько стоят все храмы, всё имущество, которое насильственным образом было захвачено у Церкви, и такую сумму (200000000 евро) требовали от болгарского государства. Но Суд дал им несколько тысяч евро, это всё, что они получили. И всё! Раскольников больше нет. Если бы у них была идея, они могли бы за эту идею умереть. Но их идея — деньги и власть.

Тогда наша Церковь попросила другие Церкви, Вселенского патриарха и других, созвать Всеправославный Собор, который бы решил проблему с расколом. И осенью 1998 года был созван такой Собор, который потребовал от раскольников покаяние. И они покаялись, написали письмо, что просят прощение. И сейчас для Украины надо созвать Всеправославный Собор, потому что никто другой не может решить этот вопрос, потому что, во-первых, не имеет права, а во-вторых начинается страшный раскол в Православном мире. Собор же имеет универсальное право решать такие вопросы, и тому решению, которое он примет, должны все подчинится, тогда и не будет раскола.

Раскольников больше нет. Если бы у них была идея, они могли бы за эту идею умереть. Но их идея — деньги и власть

Мы считаем, что вселенский патриарх первый по чести, но он не имеет больше власти, чем другие патриархи. Он может в своей каноничной территории решать всё что угодно, но на чужой территории он не имеет право ни наказывать, ни снимать наказания. Поэтому было бы самое разумное, самое мудрое, самое правильное — созвать Всеправославный Собор и все эти проблемы решить.

Анна Балдина: Вы сказали, что тогда в Болгарии и на Украине были похожие сценарии раскола. О том, что происходит на Украине сейчас, как Вам кажется, это сценарий с целями религиозными, политическими?

Митрополит Ловчанский Гавриил: Конечно, политики здесь участвуют. Видно, что правительство, президент Украины очень хочет получить автокефальную Церковь. Но таким образом она не может стать автокефальной, каноничной Церковью. Вот если бы Русская Церковь дала бы автокефалию Украинской Православной Церкви, тогда всё, вопрос решен. И потом через покаяние пусть возвращались бы раскольники. Это был бы правильный путь. Но если есть проблема, тогда давайте, чтобы это Собор сделал, потому что Собор может дать автокефалию Православной Украинской Церкви Московского патриархата. И далее, как в Болгарии было, раскольники должны возвращаться с покаянием в автокефальную Церковь. Но так, как он хочет, ничего из этого не выйдет, кроме ещё большего разделения и гонений и прочего.

Анна Балдина: Какую роль должен играть в украинском процессе Константинопольский патриархат? Собирался Синод в Стамбуле, они составили некий устав для несуществующей “церкви”. Обладает ли Константинопольский патриархат такими полномочиями?

Митрополит Ловчанский Гавриил: Прошло 320 лет, как Константинопольский патриархат дал Украинской Православной Церкви автокефалию, чтобы она могла соединиться с Русской. И как теперь, после трех столетий, пересматривать свои решения? Ведь все эти три столетия Православные Церкви признавали единство Русской и Украинской Православных Церквей. Есть такое правило, что решение Собора можно апеллировать не позднее, чем через тридцать лет после принятия. А прошло то уже три с лишним столетия. Завтра могут решить, что у Болгарской Церкви можно забрать автокефалию. Если мы с такими правилами сейчас согласимся, то они могут обернуться против любой Церкви.

Как теперь, после трех столетий, пересматривать свои решения? Ведь все эти три столетия Православные Церкви признавали единство Русской и Украинской Православных Церквей

Анна Балдина: Что же нужно, чтобы созвать Всеправославный Собор для решения украинского вопроса? Ведь, возможно, какие-то Церкви не захотят приехать.

Митрополит Ловчанский Гавриил: Многие духовники говорят, что в истории не было такого раскола с тех времен, когда ушла католическая церковь. Я не вижу другого средства исцеления, кроме как созвать Всеправославный Собор. Надо к этому идти. Не знаю, как это может случиться, но я знаю, это должно случиться.

Все автокефальные Церкви в конечном итоге — это одна Церковь. Онтологически они не отделены друг от друга, это всё одна Церковь. Всё Православие страдает. Раскол — очень большая рана, это очень большой вред. Это и для тех, кто смотрит со стороны плохой пример. Кто-то может задуматься, стоит ли мне принимать Православие, если у них такое там разделение. Это соблазн страшный. Я это знаю по опыту, когда у нас был раскол, он многих людей соблазнил. И может быть не случайно после перемен, когда можно было многое сделать во благо Церкви, был инициирован этот раскол, чтобы помешать Церкви. И он помешал.

Надо иметь в виду, что с Церковью будут бороться всё больше, что людей больше всего привлекают к земным благам, к деньгам, к власти, к славе. И таким людям Православие не по духу, они будут бороться с Православием

Анна Балдина: И в заключение я хотела бы Вас спросить, какие вызовы, как вы считаете, стоят сейчас перед Православием, перед христианством в целом? И какое будущее ждет религию?

Митрополит Ловчанский Гавриил: Я помню, был еще жив сербский патриарх Павел, на мой взгляд, очень большой подвижник был. И я во время раскола пришел к нему с вопросом: “Кончится ли у нас раскол и когда?” Я не успел его спросить, он ответил мне на вопрос: “Чем больше мир идет к своему концу, тем больше проблем будет в Православной Церкви”. Надо иметь в виду, что с Церковью будут бороться всё больше, что людей больше всего привлекают к земным благам, к деньгам, к власти, к славе. И таким людям Православие не по духу, они будут бороться с Православием. Но без Православия не будет соли на земле.

Анна Балдина: Спасибо Вам за эту беседу и за Ваши воспоминания о России.

Митрополит Ловчанский Гавриил: Вам тоже спасибо.

Поделиться:

Читайте
новости:
Телеграмм Яндекс Дзен Вайбер Google Новости Яндекс Новости Фейсбук Твиттер Вконтакте Одноклассники