Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.

Гласове (Болгария): американцы совершили патетичную глупость в воспитательных целях

Николай МихайловНиколай Михайлов

То, что сделали американцы — просто патетичная глупость в воспитательных целях. Россию гонят из Болгарии, а Миталова из США. Это не было бы так смешно, если бы не было так глупо. Они сделали это по-американски грубо, но, так сказать, от всего сердца. Широко разрекламированная «свобода», положившая начало болгарскому переходу, не похожа сама на себя и пахнет не розами, а порохом. В одном они (американцы) похожи на СССР, в другом — на бардак. Американский мессианизм становится безжалостным и грубо нарциссичным. Они воюют то тут, то там и называют себя великими. Внушают совершенно разные идеи. Сейчас они переживают «консервативную перестройку». ЕС не удается добиться монолитного имиджа, и усиливается подозрение, что речь идет о политической мечте. России нечего предложить миру, кроме веры, поэзии и чувства бесконечности. Это немало, но нужно другое. В Болгарии русофобы выполняют работу русофилов, а русофилы — русофобов. Они поддерживают друг друга в этом поверхностном «партнерском» союзе. Вот, что рассказал в интервью «Гласове» д-р Николай Михайлов.

Гласове: Как вы трактуете дело судьи Андона Миталова, которого США объявили коррумпированным?

Николай Михайлов: То, что сделали американцы — просто патетичная глупость в воспитательных целях. Россию гонят из Болгарии, а Миталова из США. Это не было бы так смешно, если бы не было так глупо. Они сделали это по-американски грубо, но, так сказать, от всего сердца. И с глубоким осознанием своей правоты. С этим же осознанием, однако, они разгромили Ближний Восток, а предшественник Помпео Колин Пауэлл размахивал пробиркой с иракским «химическим оружием» на глазах у всего человечества… Если ты прав, какое имеет значение, лжешь ты или нет?

Все это похоже на дубинку в руках Помпео и Херо Мустафы. И, поскольку очевидно, что наша пятая атлантическая колонна терпит поражение, она не упускает случая оказать какую-нибудь услугу вроде доноса. То, что делает наш атлантический партнер — не укрепляет «юго-восточный фланг НАТО», как ему кажется, а разочаровывает, вызывая недоумение. Эффект, о котором они не подозревают, но возможно им это безразлично.

Америка разводится с правом, это понятно. Лозунг «сделаем Америку снова великой» работает по макиавеллевскому принципу «кто сильный — тот и прав» и «ложь верна» (Оруэлл). Вот она «коррупция», я вам так отвечу.

Иными словами — судья Миталов коррумпирован, потому что это очевидно. Он коррумпирован в глубоких геополитических чувствах, он морально разложившийся человек. Он виновен в том, что создал символ, который транслируется по телевидению: Путин надевает орден на лацкан Малинова. Прецедент. Если ничего не сделаем, говорят партнеры, орденов будет 6 миллионов. И придет Путин.

Имеет ли судья законное право выносить решения, как он решил выносить решение — это смелый и бессмысленный вопрос. Судья сделал независимый жест в сторону Востока. За это наказывают без суда и следствия.

Легендарный гарвардский профессор права Алан Дершовиц утверждает, что после движения MeToo, воспитавшего «женщину-обвинителя», в американском правосудии доказательства больше не имеют того значения. Имеет значение только обвинение, а также личности прокурора и обвинителя. Презумпцию невиновности заменила презумпция вины. Есть книга «Вина по обвинению» («Guilt by accusation»). Дело Миталова — первая ласточка такого правосудия в Болгарии. Любой неадекватный геополитик будет осужден как «коррумпированный». «Коррумпированный» будет значить что-то вроде «суверенный».

Следовательно, первая обязанность судьи и любого «имеющего должность» (таково это «метапослание») заключается в том, чтобы осознавать главную линию, уловимую умом и шестым чувством. Клише пропаганды — это концентрированная истина, вход в реальность.

Русофобия — это этический императив, мягкое подталкивание к осуществлению долга. Спасительная правда курсирует по маршруту Помпео-Мустафа. Из этого следует, что если мы хотим жить в условиях верховенства закона, нам придется почувствовать партнерскую дубинку, лежит ли она без дела или уже замахнулась. Страх — это свобода. Любой, кто не засвидетельствует свое почтение к этим «скрижалям», будет коррумпирован. И будет злиться на свою бесчувственность.

Не ясно, коррумпирован ли судья, но ясно, что гегемон неправ. Я так думаю. Он недооценивает болгар. Организованное русофильство в Болгарии надо поощрять. Точка.

Смешное дело: в Болгарии русофобы выполняют работу русофилов, а русофилы — русофобов. Они поддерживают друг друга в этом поверхностном «партнерском» союзе. Посол России должен будет вручать награды «за заслуги». Снять орден с лацкана Малинова и надеть его на кого-нибудь из «подлинно правых», или приколоть прямо на блузку Херы Мустафы. Это будет шикарно.

— Можно ли провести аналогию между современной Болгарией и ее отношениями с США и социалистической Болгарией как самым верным спутником СССР?

— Болгария член ЕС, а не США. Американский спутник означает «F..ck EU» (Нуланд). Европа сложнее, в том числе и в «восточном вопросе» (Макрон).

— Что случилось с «американской мечтой» болгар, для которых Америка была символом свободы и демократии 30-35 лет назад? Это Америка изменилась или болгары были наивны и инфантильны в своих ожиданиях?

— Широко разрекламированная «свобода», положившая начало болгарскому переходу, не похожа сама на себя и пахнет не розами, а порохом. В одном Америка похожа на СССР, в другом — на бардак. И это грустно. Американский мессианизм становится безжалостным и грубо нарциссичным.

Трамп похож на порнографа, в своих выражениях он ведет себя развратно и легкомысленно, сладострастно присасываясь сложенными губами («губками»), как дегустатор некоторой запрещенной сексуальной невинности. Посасывает Ненси Пелоси как сахарного петушка на палочке.

«Америка, вновь великая» — это лозунг упадка, а не подъема. Бжезинский утверждал, что моральное лидерство Америки закончилось. Америка разделена, рассечена на две части.

Тем не менее, та высокая претензия на моральное лидерство, которая сегодня может показаться формально заброшенной, даже презираемой, теперь восстанавливает порядок, согласно представлениям о личном интересе. Pax Americana выживает, избивая и шантажируя всех вокруг. Они защищают мир от Путина и Си Цзиньпина, они навязывают эту услугу повсеместно. Это тупик. Это необходимо, как всем известно, «для всех» — новая система безопасности, «ослабление напряжения» и «сдерживание». Об этом в последнее время говорил Макрон. Принимая во внимание интересы других, это неизбежно, возможна только общая победа. Победа во имя мира. Другое — это хаос. Ответственное «сдерживание» означает необходимость договариваться. Здесь нужен ум, а не дубинка. Все, что губит человека, погубит и человечество: гордость, алчность, глупость. Безумная триада.

— Сегодня у Болгарии есть ли геополитическая дилемма между Америкой, Европой и Россией и насколько возможна, по Вашему мнению, независимая национальная болгарская политика?

— Ни в чем нет уверенности, у нас нет твердой почвы под ногами. Мир меняется все быстрее. «Дисквалифицированные континенты» — Азия и Африка — вторгаются в историю, и ничто не может их остановить. Их вдохновляют ценности, которыми их соблазняет Запад. Они хотят рая на земле, порядка и покоя. А это приводит к беспорядку. В Болгарии ощущается новая нестабильность, европейские гарантии обесцениваются.

Слабость Америки делает ее похожей на СССР, они пробуют действовать силой и проводить самоубийственную политику. Они воюют то тут, то там и называют себя великими. Внушают совершенно разные идеи. Сейчас они переживают «консервативную перестройку».

ЕС не удается добиться монолитного имиджа, и усиливается подозрение, что речь идет о политической мечте. России нечего предложить миру, кроме веры, поэзии и чувства бесконечности. Это не мало, но нужно другое.

Россия по определению кризисная страна, авторитаризм там неизбежен. Либеральная политика — самоубийство для России, и Путин не дурак, чтобы так рисковать, ему хватает мозгов для подражания. Свобода там «контекстуализирована» и строго дозирована. И так должно быть. В конце концов, российская политика для всех, но российское государство — для россиян. Этот вывод относится и к нам. Бывшие республики России (так в оригинале — прим.пер.), кажется, напуганы предложениями о возможной реинтеграции, они не хотят даже слышать о такой возможности.

Россия будет продолжаться как сложный для определения эксперимент и гигантский вопрос, такова ее судьба. Сопереживание России заложено в болгарскую природу, но это не должно иметь политического выражения любой ценой.

Болгария так и останется на своем месте и будет архетипично под угрозой с юга и под условной защитой с запада. Те, кто призывают Россию, не знают, кого они зовут, потому что неясно, что такое Россия сегодня и чем она будет завтра. Сегодняшняя Россия больше похожа на хрупкий Запад и на кого-то, кто то и дело мучает вопросом " кто я такой" себя и свой идеализированный, поэтический образ. Россия — это неустойчивая, кризисная константа. Парадокс этого и чего-то другого.
Болгары ищут свою безопасность в индивидуальных маршрутах, думают о мелких вещах, не задумываясь о глобальном. Территории эвакуируются одна за другой… Болгарии грозит депопуляция населения, исчезновение людей в демографическом и моральном смысле. Скудное и апатичное население, стареющее и бедное, не желающее жить. Вот это проблема, а не Путин.

— Оказалось, что главный прокурор Иван Гешев, против которого протестовали проамериканские НПО и партии, тесно сотрудничал с американцами. Какова сейчас ситуация, в которой оказались так называемые городские правые?

— Они были не правы с Гешевым, потому что мыслили слишком просто. Но неудобство длится недолго — столько, чтобы получить директиву, которая их успокаивает. Гешев небольшой сюрприз, большой пришел бы с Пеевским, великой метафорой беззакония. Если и он окажется «наш». Они не понимали, что такое «наемник», какое богатое содержание имеет это слово. Они всегда думали, что этого достаточно, чтобы создать иллюзию успеха и сердечно привязаться. В этом отношении их ждут разочарования — сильные, но недолгие. Они быстро оправятся, потому что они жизнелюбивы, по-детски игривы и по-фарисейски «мудры»…

— Когда вы были депутатом, вы активно участвовали в законодательном процессе, который пытался защитить интересы государства в культурном, историческом и археологическом наследии от чрезмерного аппетита частных коллекционеров. Как вы смотрите на то, что происходило с коллекцией Васила Божкова и с ним самим?

— Урок с Божковым заключается в том, как нуждаются бандиты в переходе к закону и порядку. Когда их схватят за горло, они заорут: «Закон и порядок!». Они становятся безумно беспомощными, сентиментально привязанными к процессуальному праву. Однако господин Гешев должен услышать таинственную рекомендацию Божкова «посмотреть вверх». Если посмотрит, он станет национальным героем. Но для этого он должен стать внешним интифом (тур. «владелец» — прим.пер.), иначе он не посмеет. Станет ясно то, что и так уже ясно. Будет ясно, кто покровительствует политкорректной мафии, кто «нянчится» с официальным бандитизмом. Есть ли кто-нибудь в Болгарии, кто не знает ответ?

— Президент Румен Радев отказал в доверии правительству. Одни обвиняют его в деструктивности, другие его поддерживают. Как бы вы описали политический профиль сегодняшнего болгарского президента?

— Радев — некрупный сверчок на шестке, и это раздражает. Держится по-другому. Его тянут вниз изо всех сил, чтобы он стал похож на них, чтобы он возбужденно кричал идиотскую политкорректную мантру. Они не отстанут от него, пока он не станет похож на Плевнелиева, украшение болгарского евроатлантизма. Президент — это не то, что они называют «политиком» в неудачном смысле слова, он военный человек, отличник академии НАТО. Это мешает самоуничижению. Поэтому он не будет похож на Плевнелиева. Мера нетерпения Радева — мера его успеха в представлении нации.

— В чем причина политического долголетия и устойчивости Бойко Борисова? Феномен, талант или болгарская конъюнктура?

— Борисов — блеск болгарской бедности, феноменальное достижение нашей трусости. Мы хорошо провели время с этим «лидером». Нам понравилось. Я не шучу, это верно…

— Насколько правы те, кто с ностальгией вспоминает о социализме Тодора Живкова, сравнивая его с сегодняшней либеральной демократией?

— Социализм и либеральная демократия — единственные слова в болгарском политическом словаре. Мы сами по себе и нам хорошо. А можно сказать — плохо. Это одно и то же…

Источник: ИноСМИ.ru

Поделиться:
Читайте
новости:
Телеграмм Яндекс Дзен Вайбер Google Новости Яндекс Новости Фейсбук Твиттер Вконтакте Одноклассники