Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.

ФАН: как Болгария рискует сорвать еще один газовый проект

ФАН: как Болгария рискует сорвать еще один газовый проектфото: riafan.ru

В первый день лета премьер-министр Болгарии Бойко Борисов, оценивая масштабы проведенных работ с высоты птичьего полета, пообещал, что строительство болгарского участка газопровода «Турецкий поток» будет закончено до конца текущего года. В «Булгартрансгазе», который является заказчиком проекта, подтвердили, что глава правительства провел инспекцию, отчитались об очищенном под строительство участке земли и длине выгруженных по маршруту труб, — а вот предполагаемую дату завершения работ называть не стали. Задержку (за восемь месяцев проект выполнен всего на треть) в Софии на этот раз списали на карантин из-за коронавируса (мол, режим самоизоляции сняли только 1 июня).

Telegram-канал «Балканская сплетница» разбирался, почему газопровод на территории Болгарии никак не достроят и кому это выгодно.

Как «Южный» поток стал «Турецким», а затем «Балканским»

«Балканский поток», как его упорно называет руководство Болгарии, на самом деле представляет собой «объект расширения газотранспортной инфраструктуры» — часть магистрального газопровода «Турецкий поток» от болгаро-турецкой границы до Сербии. Проект имеет колоссальное значение: полноценный запуск позволит России укрепить энергетическое присутствие в регионе, а для Балкан откроет возможности по диверсификации поставок и созданию дополнительных транзитных мощностей. Однако срок сдачи столь перспективного проекта переносится уже в третий раз.

Подобным образом под давлением ЕС и Вашингтона несколько лет назад Болгария медлила с выдачей разрешения на строительство «Южного потока», в рамках которого по дну Черного моря должен был быть проложен газопровод Анапского района в болгарский порт Варна. В результате 1 декабря 2014 года президент Владимир Путин объявил, что Россия отказывается от проекта из-за «препятствий и неконструктивной позиции» Евросоюза, а энергопотоки будут распределены на другие регионы и проекты производства сжиженного природного газа (СПГ).

Выход из проекта подтвердил глава «Газпрома» Алексей Миллер, — и подписал в тот же день с турецкой Botas Petroleum Pipeline Corporation меморандум о взаимопонимании по строительству нового газопровода, который и получил название «Турецкий поток».

«Турецкий поток» проходит по дну Черного моря от территории России до побережья Турции, далее идет сухопутная транзитная нитка до границы с сопредельными странами. Она предназначена для поставок в страны Южной и Юго-Восточной Европы (уже сейчас газ экспортируется в Грецию, Болгарию и Северную Македонию) транзитом через турецкую территорию. Суммарная мощность газопровода — 31,5 миллиардов кубометров в год, что составляет половину предполагаемого объема для «Южного потока».

Изначально «Газпром» рассматривал два возможных маршрута — через Грецию в Южную Италию (проект «Посейдон») и через Болгарию в Сербию и Венгрию (нынешний «Балканский поток»). Второй маршрут был более привлекательным, поскольку позволял «Газпрому» обеспечить всех потребителей в регионе. Кроме того, в его рамках можно было применить наработки «Южного потока» и воспользоваться уже имеющимися мощностями.

Строительство морской части газопровода было завершено в ноябре 2019 года, тогда же обе его трубы заполнили российским газом. 8 января 2020 года состоялся торжественный запуск «Турецкого потока», на котором лидеры Турции и России, а также премьер-министр Болгарии и президент Сербии прокрутили символический красный вентиль.

Кому мешает «Балканский поток»

Буквально через три дня после запуска заместитель государственного секретаря США Дэвид Хейл в интервью Болгарскому национальному радио заявил, что Вашингтон выступает против второй ветки «Турецкого потока» (той, что идет через Болгарию), поскольку «считает ее строительство геостратегическим проектом России». Москва, оказывается, использует энергоисточники как политический инструмент с целью «разъединения Европы».

Первые проблемы начались еще когда «Турецкий поток» вышел на территорию Болгарии: в октябре 2019 года болгарский МИД обвинил двух российских дипломатов в шпионаже, еще трое граждан России были объявлены в розыск по делу о покушении на болгарского бизнесмена.

Посол РФ Анатолий Макаров предположил, что «шпионский скандал» возник из-за того, что есть «силы в Болгарии и вне ее границ», которые «противодействуют проекту».

В декабре 2019 года Сенат США включил санкции против «Турецкого потока» в военный бюджет США на 2020 год, — якобы заботясь об «энергетической безопасности Европы». К тому времени морской участок уже был достроен, его продолжение в Сербию и Болгарию оказалось под угрозой.

Мы строили, строили, но не достроили

Первоначальный срок сдачи проекта был закреплен в контракте «Булгартрансгаза» и его подрядчика, компании Arkad во главе с саудовской Arkad Engineering. Согласно подписанному 18 сентября документу, компания Arkad должна была в течение 250 календарных дней (к концу мая 2020 года) построить участок длиной 308 км до границы с Сербией, что позволило бы соединить сербскую и болгарскую системы.

Сербы закончили строительство своего участка в кратчайшие сроки: уже в декабре прошлого года в Белграде заявили, что укладка труб полностью завершена, и даже предложили помощь нерасторопным болгарам. Об этом в феврале сообщило сербское издание «Политика», которое отметило, что компания IDC (Infrastructure Development and Construction Ltd, дочка «Газпрома») построит 100 километров болгарского газопровода до границы с Сербией.

А вот Болгария, несмотря на слова Бойко Борисова о том, что он «сожалеет о срыве «Южного потока» и благодарен за то, что Путин «не держит зла», снова начала испытывать судьбу и затягивать реализацию проекта.

Все началось с того, что из-за административных разбирательств между «Булгартрансгазом» и их подрядчиком процесс строительства был запущен не в апреле, а лишь в сентябре 2019 года. Затем строительство шло очень медленными темпами.

Так, 4 декабря 2019 года президент России Владимир Путин обвинил Болгарию в том, что она хочет сорвать очередной проект. Проводя параллели с «Южным потоком», президент РФ предположил, что на Болгарию снова есть «давление со стороны», в связи с чем она и «выстраивает такую неспешную работу». Бойко Борисов парировал, заявив, что «Болгария — единственная альтернатива Украине» (с которой у России на тот момент были очень напряженные отношения) и выразил надежду (но не уверенность), что проект будет завершен к концу года.

Борисов подчеркнул, что в задержке строительства «нет никакой политической подоплеки» — она связана с проведением «обязательных» (разумеется, для ЕС) процедур. В итоге медлительность Болгарии привела к тому, что Москва вернулась к рассмотрению вопроса о продлении договора с Украиной, который истекал в конце 2019 года.

Зачем нам газопровод, если есть хранилище?

Само название проекта и нежелание Бойко Борисова называть отрезок «Турецкого потока» «турецким» говорит о том, что Болгария видит себя не транзитером, а скорее газовым хабом, созданием которого она занималась последние годы. Транзит природного газа обеспечивает Болгарии доход не менее чем в 100 миллионов долларов США в год. Зато его импорт «Булгаргазом» — до 1,4 миллиардов. В январе 2019 года, осознав, что торговать природным газом куда выгоднее, чем мощностями транзита, Болгария регистрирует компанию Balkan Gas Hub EAD.

На мысль о создании подобной «газовой биржи» правительство Болгарии натолкнула посол США Херро Мустафа, а также другие официальные лица, которые уверяли руководство страны, что Болгария «не получит существенной выгоды от «Турецкого потока», а будет просто перевозить российский газ». Это не удивительно, ведь «Турецкий поток» был завязан на крупного поставщика в лице «Газпрома», с «доминированием» которого Брюссель всегда активно боролся при содействии Вашингтона.

Первые кубометры газа Болгария начала принимать с 1 января 2020 года, что обеспечило ей экономию бюджета почти на 47 миллионов долларов США — за доступ и транзит через территорию Румынии теперь можно было не платить.

Созданный газовый хаб позволил Болгарии стать распределительным центром, аккумулируя потоки газа, поступающего через интерконнектор с Грецией. Благодаря диверсификации поставок, она могла теперь не только закупать газ по привлекательным ценам, но и выбирать между российским трубопроводным газом и СПГ из США.

Меж двух огней

В попытках балансировать между политическим давлением России и США, руководство страны то ускоряло, то замедляло строительство в зависимости от полученных бонусов.

Вашингтон начал поставки СПГ в Болгарию летом 2019 года, а в феврале 2020 года премьер-министр Болгарии провел встречу с заместителем помощника госсекретаря США по европейским и евразийским вопросам Мэтью Палмером, на которой обсуждалось снижение цены.

Затем США посетила министр энергетики Болгарии Теменужка Петкова. Вернувшись на родину, она озвучила намерение до конца 2020 года диверсифицировать 50% объема потребляемого природного газа, — в том числе покупая СПГ у США.

Пугая «Газпром» наличием альтернативного поставщика, власти Болгарии не упускали возможности договориться с ним о скидках на газ. Так, 3 марта 2020 года цена для Болгарии была снижена более чем на 40%.

Через пару дней у Бойко Борисова возникло желание оценить ход строительства газопровода и компрессорной станции «Расово», куда он и отправился с инспекцией. В ходе проверки был озвучен текущий статус реализации проекта: проложено 113,45 км труб. Однако неделей ранее «Булгартрансгаз» сообщал о том, что сварено 103 км труб, — то есть за неделю показатель изменился всего на 10 км (для сравнения, на сербском участке строительство велось со скоростью до 6 км в сутки).

Сохраняя такой темп работы, реализовать проект в запланированный срок (к концу мая), естественно, не удалось. Проблему, кроме того, усугубила пандемия: весной ходили слухи, что на строительном объекте зафиксированы случаи заболевания коронавирусом, однако информация не подтвердилась.

Чему Болгарию научил «Южный поток»?

Несмотря на внушительные проволочки в строительстве «Балканского потока», Болгария едва ли заинтересована в отказе от проекта.

Сорвав в 2014 году «Южного поток», Бойко Борисов обратился к президенту РФ со словами «старшие умеют прощать». Владимир Путин ответил, что его смущают такие рассуждения, потому что старшему «всегда приходится платить» (неустойка «Газпрома» по «Южному потоку» составила около 800 миллионов евро). В этот раз штрафы и судебные разбирательства лягут на плечи «Булгартрансгаза».

Визиты и заявления официальных представителей власти за последний год демонстрируют, что Вашингтон очень не хочет продолжения «энергетической экспансии» России в Европе, и потому использует проверенные способы политического давления. В свою очередь, Болгария остается тем звеном в российских газотранспортных проектах, на которое можно надавить. Бойко Борисов снова пытается усидеть на двух стульях, лавируя между Вашингтоном и Москвой. Похоже, что урок с «Южным потоком» Болгария усвоила не на «отлично».

Источник: ФАН

Поделиться:
Читайте
новости:
Телеграмм Яндекс Дзен Вайбер Google Новости Яндекс Новости Фейсбук Твиттер Вконтакте Одноклассники