Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование ваших файлов cookie.

Труд (Болгария): произошедшее и факторы

Труд (Болгария): произошедшее и факторыфото: inosmi.ru

Теперь осталось разобраться двум империям — Российской и Османской. Ход России, ведь другая сторона защищает себе на погибель статус-кво. Россия может пропустить ход. Она не политический должник — ни нам, ни Европе. Она прекрасно знает, каков сейчас мировой порядок, она знает, что Англия и другие страны будут выдвигать политические условия вне зависимости от того, в чью пользу закончатся боевые действия.

Априори эту войну нельзя рассматривать как завоевание, потому что результаты этой войны не победитель будет определять. Никто не начинает войну с холодной головой. Россия начинает эту войну после долгих колебаний. Давайте выясним, почему.

Конечно, я бы солгал, если бы сказал, что Россия была бескорыстна. Она по-прежнему рассчитывала что-то получить, но выгода не может быть адекватной ее усилиям, потерям и жертвам. В то же время Империя переживала болгарские события гораздо глубже и эмоциональнее, чем великие державы. Пока в Европе выдающиеся писатели-гуманисты, журналисты, интеллектуалы и очень немногие политики выражали сочувствие и призывали к переменам, большая часть российской общественности, и не только лидеры, проявляли и доказывали сочувствие и желание не просто помочь болгарам, а положить конец их страданиям.

Очень часто при любом раскладе в разговоре на эту тему используют отрывки из дневников Достоевского. Известно, что он не хотел, чтобы его страна освобождала болгар, поскольку считал, что очень скоро те покажут свою неблагодарность. И никто из исследователей не видит главного в его тексте — возможную войну обсуждали как ожидаемую данность со всеми последствиями для российского общества. Дебатов о целях и необходимости войны не было, поскольку даже гениальные писатели и гуманисты видели в ней не уничтожение людей по собственному выбору, а Божию необходимость.

Русское общество начало настаивать на освободительной войне (тайных подстрекательств со стороны властей не было). И предложило себя в качестве жертвы. Я не шучу. До осады Плевны большую часть русской армии составляли добровольцы. Патриоты не русского, а болгарского — и такие добровольцы понадобились власти, когда она решила объявить об освободительном характере войны. Не буду вспоминать о всякого рода поддержке и помощи. Приведу известный мне пример из документов, о котором я уже писал. Пример действий российского дипломата, вынужденного в рамках железного дипломатического порядка безропотно слушать вышестоящих.

Императорский консул в г. Русе Крылов пожертвовал своей карьерой из-за — мягко говоря — сочувствия к болгарам. Началась гневная переписка с местным вали (наместник провинции Османской империи — прим. пер.) в защиту болгарских повстанцев, принявших участие в Апрельском восстании (дело в том, что они были русскими подданными). Кончилось все угрозой приспустить российский флаг до середины флагштока (обычно это делают при объявлении государственного траура). Впрочем, послушная российская дипломатия в Болгарии участвовала в общественном движении, распространяя доклады, в которых говорила об огромных страданиях болгар и ожиданиях от России. Сменивший Крылова Кожевников 27 июля 1876 года пишет, что его приветствовало все болгарское население. Это произошло впервые. Он назвал это актом «гражданского мужества», учитывая ужасную конъюнктуру. Произошедшее, по его словам, подтверждает «ту глубокую веру в Россию, которую не могли поколебать ни тюрьмы, ни ссылки в Диярбакыр (одна из самых страшных тюрем Османской империи — прим. пер.), ни смертная казнь».

Произошло редкое явление — трепетное ожидание болгар слилось с видимой готовностью российского общества помочь. В науке об этногенезе такие отношения называют комплементарностью между этническими группами. Не буду вдаваться в анализ и искать корни этого явления. Но стоит отметить, что больше всего акций российской поддержки было в Казани и близлежащих городах — все они когда-то были центром Волжской Булгарии. Что флаг болгарского ополчения создали в волжскобулгарском городе Самаре. Что большинство добровольцев, принявших участие в войне, — из тех же районов.

Все это не могло не повлиять на правительство Империи и на императора Александра II, принимавшего основные решения. Не будем забывать, что он дал свободу своим рабам и был готов дать реальную власть и свободы своему населению. Он реформатор, который явно не симпатизирует статусу-кво с постоянным насилием и жестокостью. Император не будет игнорировать интересы России, но он также готов к действиям, созвучным настроениям российского общества. Он разрывается не только между очерчивающейся двойной целью этой войны, но и между войной и поиском других средств. Он не нерешителен, просто рассуждает как самодержец.

Война такого масштаба означает большие деньги, и он, в отличие от своих предшественников, страдавших расточительностью, не позволял себе лишнего. Также он понимал, что будущая война означает не только потери и расходы, но и невозможность отыграть все назад. Это все, что мы знаем, мы не можем знать наверняка, что преобладало при принятии решения. Если я скажу, что в этом есть что-то мистическое, от меня потребуют предоставить документ. Замолкаю, потому что доступ к Божьему архиву есть не у всех. Чаще всего — у всяких выскочек.

О войне известно достаточно, поэтому сейчас я не буду о ней писать. Сосредоточу свое внимание на ее итогах и последствиях. Впрочем — нужно отдать должное боевым действиям. Решение воевать, кровь жертв и героизм участников больше всего посодействовали тому, чтобы Болгария получила свободу. Поэтому снимаю шляпу и объявляю минуту молчания. Мое уважение. На этом с освобождением все. Теперь о недоосвобождении.

Теперь мы можем заняться дипломатией, играми, аппетитами и разделом освобожденных земель. Боевые действия прекратились 31 января 1878 г. после захвата Эдирне. На пути русских войск к Константинополю стояли не турецкие войска, а британская дипломатия, поддерживаемая британским флотом в Мраморном море и готовая послать новые войска. Англия не хотела, чтобы Османскую империю раздавили, она хотела получить и получила Кипр. (Название Кипр происходит от латинского названия меди — «cuprum». После Берлинского конгресса в 1878 году он стал колонией Англии до 1960 года. Покидая остров, британцы разобрали единственную железную дорогу — от медных рудников до побережья. Рудников нет, но на острове по-прежнему есть две британские военные базы. И происхождение названия Кипр стало неочевидным).

3 марта 1878 года был подписан Сан-Стефанский мирный договор. Его самая важная часть для нас состоит в том, что было заключено перемирие и что оно предусматривало создание Княжества Болгария с христианским правительством на завоеванных землях (170 тысяч кв.км) с преобладающим болгарским населением. Наши документалисты, но не документы, говорят, что договор — российский блеф, поскольку Империя тайно подписала Рейхштадтское соглашение с Австро-Венгрией в 1876 году, которое не допускает создания крупного государства после возможного изъятия балканских земель у Турции. Но почему они думают, что не это, а новое соглашение — блеф?!

Аппетит приходит во время еды, и победа в войне — это ситуация, в которой нормально, что победители захотят поставить новые условия. Сан-Стефанский договор намекает на это и ясно говорит о колебаниях в российской политике, а не о мошенничестве. И вот откуда эти колебания: магия победы и успешного освобождения прошла, какими бы ни были изначальные цели. Протрезвев, российское правительство задается вопросом — чего может оно захотеть от войны для себя и для Болгарии. Империя и Европа никак не смогут создать болгарское государство. Болгария не будет частью России. После своего военного триумфа ей остается только забрать себе приграничные территории и попытаться сделать Болгарию послушным союзником.

Источник: ИноСМИ

Поделиться:
Читайте
новости:
Телеграмм Яндекс Дзен Вайбер Google Новости Яндекс Новости Фейсбук Твиттер Вконтакте Одноклассники